имени П. С. Гамзатовой


Вы здесь: Дагестанский Музей Изобразительных Искусств » Панорама Рубо


О музее | Новости | Выставки | История формирования | Книга пожеланий

Панорама Ф.А. Рубо «Штурм аула Ахульго»

Среди русских художников, писавших на тему Кавказа и  Кавказской войны, много славных имен. Это «первооткрыватель Дагестана» князь Г.Г. Гагарин,  И.Ф. Александровский,  Т. Горшельт, И.К. Айвазовский, П.И. Бабаев, П.Н. Грузинский, А. Шамшинов, Е.Е. Лансере и др. Среди них особое место занимает имя Ф.А. Рубо, художника, сумевшего понять, прочувствовать, пропустить через себя трагедию двух народов – русского и дагестанского – в эпоху Кавказской войны.

А начиналось все в  1856 г., когда в Одессе в семье небогатого французского эмигранта родился мальчик, которого назвали Францем. Первоначальное образование будущий художник получил в  городской рисовальной школе, а когда в  1877 г. семья переезжает в Германию, в г. Мюнхен, он продолжает образование в классе И. Брандта в Баварской Академии художеств. В течение 5 лет учебы каждый год на каникулы он уезжал на Украину, Северный Кавказ и Среднюю Азию, где делал свои многочисленные наброски и этюды, которые позже послужили богатым материалом для его многих  замечательных полотен. После блестящего окончания Академии в  1883 г., художник много работает, а спустя два года получает заказ от правительства Александра III на выполнение серии картин, которые отразили бы важнейшие события Кавказской войны. Картины предназначались для создаваемого в Тифлисе Военно-исторического музея «Храм Славы».

Рубо с большим энтузиазмом принялся за работу. Он посетил многие места на Кавказе, связанные с историческими моментами, где зарисовывал местность, костюмы горцев, оружие. Он написал 15 картин, охватывающих исторический период от времени вступления Петра I  в дагестанский аул Тарки до русско-турецкой войны 1877–78 гг. В данный цикл также входило несколько работ на темы среднеазиатских походов и русско-турецкой войны. Сюжетами произведений Рубо выбирал самые напряженные, кульминационные моменты сражений или эпохальные события. Названия работ говорят сами за себя: «Вступление Петра I  в Тарки»,  «Взятие аула Гимры», «Штурм Салты», «Взятие Дарго», «Переход князя Аргутинского через Кавказский хребет», «Пленение Шамиля», «Смерть Слепцова», «Молитва Шамиля перед боем», «Штурм аула Ахульго» и  т.д.

Центральным полотном «кавказского цикла» Рубо является «Штурм аула Ахульго». По накалу страстей, трагизму ситуации, художественным достоинствам эта работа – одна из лучших в цикле. В письме к своему другу в  Тифлис Рубо писал: «…Привезу к 15  сентября Кюрюк-Дара, Ахульго и вступление в Тифлис…Вам больше всего понравится Ахульго, это картина, которая больше всех интересовала меня!».

Через несколько лет, все еще находясь под впечатлением этого драматического эпизода  войны, Рубо приступит к созданию первой российской панорамы «Штурм аула Ахульго». Два года он работал над ней в Мюнхене вместе с группой учеников, взяв для этого в  кредит  35 тыс. марок и создав эпическое полотно длиной  120 м. и высотой 12 м. После этого в течение пяти лет он не мог реализовать панораму, и кредиторы преследовали его в течение всего этого срока.

В Мюнхене панорама, названная там «Покорение Кавказа», имела необычайный успех. Художник был награжден орденом Святого Михаила и избран профессором Баварской Академии художеств. Дальше – Париж (1891–1893), где президент Французской республики дал ей высокую оценку. После зарубежных выставок в  1896 г. для удобства экспонирования панорамы на родине художника по проекту архитектора В.В. Шене в  Нижнем Новгороде было возведено здание, представляющее ротонду с прямоугольным входным порталом, увенчанное огромным куполом.

Ахульго, частью подожженный, оставлен воюющими горцами, оставшиеся же женщины и старики столпились на плоских крышах, поддерживают своих, стреляя в наших сверху. Одни женщины, полуобнаженные, с разметанными волосами, с диким видом бросают камни во врагов, другие в исступлении швыряют детей прямо на штыки русских и бросаются затем сами с воплем в обрывы, третьи, более спокойные, стараются спасти детей и скарб, разными трудными спусками ища выхода из этого ада. Главный бой кипит перед мостом, который уже подожжен. Воинственные жены стараются остановить некоторых бойцов, обратившихся в  бегство, принуждая их возвратиться в бой. Выше над мостом, на дороге – сам Шамиль на вороном жеребце  следит за  ходом боя, окруженный своими знаменосцами и мюридами. У него спокойный вид: его участь еще не решена. У последних домов справа стоят запряженные и нагруженные домашним скарбом повозки – арбы, готовящиеся к бегству. Правее виднеются поднимающиеся из-за скал свежие батальоны солдат, которые, отбросив преграждающих им путь лезгинских всадников, ввяжутся тоже в общую схватку. Ниже пара всадников по непроходимым тропинкам старается догнать своих. Еще правее открывается вид на долину реки Ашильта.

Вдоль правого берега ведет лучшая дорога к селению Старое Ахульго, разделенная глубоким оврагом. От аула высится Сурхаевская башня, слева к ней стремится соединенными усилиями лошадей и канониров полевая артиллерия, добираясь до позиции у обрыва, где уже первые орудия открыли огонь по неприятелю. На высоте стоит грузинская милиция. У башни внизу пристроился перевязочный пункт, раненых вносят туда крутым подъемом для оказания первой помощи. Вправо от башни, на возвышении, откуда виден весь ход битвы, остановился генерал-лейтенант Граббе, командующий действующим корпусом, на белом коне, окруженный свитой. Сзади, образуя прикрытие, расположена казачья сотня. Совсем вдали, по переброшенному мосту, переправляются свежие русские отряды, скорым шагом спешащие к месту боя.

Этот последний штурм Ахульго был предпринят 3 сентября 1839 г. после 3-х попыток: 28 и 29 июля и 2 сентября. Взятие Ахульго стоило русским 500 убитых и 2 500  раненых. Шамиль, потеряв все свое войско убитыми, ранеными и пленными (было найдено до 2 тыс. тел в Ахульго), ночью бежал с семейством и несколькими приверженцами в Чечню, перебравшись, невидимо для русских, через горы.

 Спустя 5 лет царь купил панораму для «Храма Славы», уплатив за нее 15 тыс. руб. После Нижнего Новгорода панорама выставлялась в Севастополе и на Марсовом поле в Петрограде вплоть до революции. Затем ее свернули на вал и передали в Музей Артиллерии, где она находилась долгие годы. Во время очередного наводнения в  1924 г. панорама пострадала, но была цела. О ней вспомнили только в 30-х годах. По ходатайству наркома просвещения Дагестана А. Тахо-Годи панорама была передана в Дагестанский краеведческий музей. Но и здесь она оказалась никому не нужной, и несколько лет панорама пролежала в служебном здании музея в условиях, не соответствующих музейным требованиям. В начале 40-х гг., перед войной, руководство музея и некоторые дагестанские художники, развернув панораму прямо во дворе музея, увидев, что она в плохом состоянии и,  даже не сфотографировав, разрезали на куски. И только три фрагмента общей площадью примерно 30 кв. м. как наиболее сохранившиеся, снова свернули и положили в то же хранилище. А остальной  холст был списан и уничтожен.

Впервые о трагической судьбе панорамы мне поведал известный дагестанский скульптор Х. Аскар-Сарыджа в  1965 г. В течение 10 лет я  несколько раз обращалась к бывшему директору краеведческого  музея Дауду Кажлаеву с просьбой выдать мне оставшиеся три фрагмента панорамы. И каждый раз он  отвечал, что таких в музее нет. Прошло время, краеведческий музей переехал в новое здание на площади Ленина, а наш музей – в  их старое здание. И когда проводились ремонтные работы в дворовых подсобных помещениях, мы обнаружили под кучей мусора фрагменты панорамы. Это было настоящим чудом.

Так завершилась трагическая история первой русской панорамы. На сегодняшний день фрагменты экспонируются в залах Дагестанского музея изобразительных искусств. Но ставить точку в этой истории рано.

В ходе поисков у меня возникла идея восстановить всю панораму. Я вышла на студию военных художников им. М. Грекова, специализирующуюся на батальной живописи, встретилась с главным художественным руководителем студии, Заслуженным художником России Николаем Николаевичем Соломиным. Идея написания панорамы его захватила, и он согласился сделать эскиз к работе. С 1992 г. Соломин с творческой группой неоднократно приезжал в Дагестан, посещал Ахульго. И с 1997 года в зале русской живописи экспонируется копия-эскиз панорамы Ф.А. Рубо «Штурм аула Ахульго», выполненный в масштабе один к десяти. Таким образом, первый этап воссоздания панорамы был пройден.

Хочется надеяться, что найдутся деловые люди, которым небезразлично прошлое и будущее Дагестана, потому что полное, один к одному. воссоздание панорамы – это  не только восстановление исторического и художественного памятника, но и политическая акция, направленная на восстановление исторической справедливости и консолидацию всех позитивных сил нашего общества.
 
 
Гамзатова П.С.
Сокращение статьи «Панорама Ф. А. Рубо «Штурм аула Ахульго»».
Сборник научных статей: история, исследования, опыт, открытия.
Вып.1./Дагестанский музей изобразительных искусств.
Махачкала 2002г. С. 35 — 41

Галерея

Все фотографии раздела »